Поиск по сайту Карта сайта Главная страница Музейная педагогика Музей космоса Воспоминания Юрченко А.И.
Музей космонавтики в Калуге

Школьный музей
«Калуга космическая»

http://terepec48.ru

Материалы, расположенные на этой странице, являются авторскими. Копирование для размешения на других сайтах допускается только с явного согласия автора и администрации сайта.

Воспоминания о Байконуре тех, кто там служил и жил


Автор: Юрченко А.И., подполковник в отставке
ветеран Байконура, бывший учитель технологии
МБОУ «Лицей № 48» г. Калуги




В августе 1957 года, я будучи учеником 10 класса, находясь на спортивной площадке своей в г. Морозовске Ростовской области, услышал из громкоговорителя о том, что в СССР создана сверхдальняя межконтинентальная баллистическая ракета, способная доставить ядерный заряд в любую точку земного шара. Это было первое явление миру, в том числе для меня, космодрома Байконур, о котором практически тогда мало кто знал, за исключением узкого круга специалистов. Можно было только предполагать, что есть такое место на карте нашей страны, где все это происходит. В широкой печати, слово и место под названием «Байконур» появилось и связано с запуском в открытый космос первого космонавта планеты, гражданина СССР Юрия Алексеевича Гагарина. 12 апреля 1961 г. Даже вывод на орбиту первого в мире искусственного спутника земли 4-го октября 1957 г. не был связан с оглаской места запуска.
Космодром Байконур находится в районе к северу от ж/д станции Тюра-Там, Кармакчинского района, Кзыл-Ординской области. Выбор места обуславливался многими факторами, вот некоторые из них: секретность, наличие незаселенной территории, привязка к железной дороге, достаточные геодезические характеристики для производства пусков, наличие источников воды и т.д. Необходимость в создании малого полигона, это военно-политическая ситуация, сложившаяся в мире в то время, когда США имели монопольное положение в применении ядерного оружия и его доставки на территорию СССР, а СССР имея также ядерное и термоядерное оружие не имел возможности в быстрой и гарантированной доставки ядерного оружия на территорию вероятного противника. Под влиянием такой ситуации с 1953 г. По 1956г. В СССР в конструкторских организациях под руководством С.П. Королева, В.П. Глушко, Н.А. Пилюгина, М.С. Рязанского, В.П. Бармина, была создана межконтинентальная баллистическая ракета Р-7 и одновременно создавался испытательный полигон, получивший впоследствии название «Байконур». Второе явление «Байконура» мне состоялось в феврале, апреле 1961 г., когда я, уже будучи курсантом военного училища на 3-ем курсе, проходил стажировку на «Байконуре», тогда это называлось, едем стажироваться в Тюра-Там. Слово Байконур еще не было, в ходу, оно возникло, по всей вероятности, тогда, когда надо было оповестить мир, откуда же взлетел в космос Ю.А. Гагарин. Если посмотреть на карту, то к северу от космодрома, есть малонаселенный пункт Байконур, в котором солдаты из полигона несли какую-то службу. Вот вероятно, используя сочное и звучное произношение этого населенного пункта — полигон и получил свое название. Самым ярким впечатлением этого пребывания, конечно, явился выход в космос Ю.А. Гагарина. Местом прохождения нашей стажировки была 91 часть, находящаяся в 16 км. от Гагаринского старта, это, говоря другими словами, 31 площадка, которая потом стала резервным стартом: с нее впоследствии были осуществлены запуски нескольких пилотируемых кораблей системы «Союз», да и сейчас она функционирует. Как сейчас помню, утро 12 апреля, теплое, солнечное. Вдруг среди военнослужащих солдат, офицеров да и наших курсантов стал распространяться слух, что с двойки (это площадка, которая стала называться Гагаринским стартом) должен состояться запуск, и якобы с человеком, слухи и раньше ходили, а тут вот сегодня, примерно в 9.00 утра. Мы находились прямо на нулевой отметке площадки № 31 и по прямой в ровной как ладонь, степи, просматривался «двоишный старт». В 9 часов 7 минут вдали взмыл в небо столб огня, дыма и пыли и тишина, которая быстро сменилась нарастающим грохотом работы ракетных двигателей, ракета быстро набрала скорость и начала скрываться в голубом небе. Все ждали появления на небе небольшого белого крестика, (еле заметного для невооруженного глаза), который сигнализировал, что боковые блоки 1-ой ступени нормально отделились. Нормально это для посторонних наблюдателей, а точно это когда просигнализирует телеметрия. Через 2 часа с небольшим, со всех репродукторов понеслись репортажи об успешном запуске в космическое пространство человека и имя его — Гагарин Юрий Алексеевич. Среди нас курсантов тоже был один однофамилец, мы заодно и его качнули, поздравляли. Разговоров и впечатлений было очень много, все газеты в Ленинской комнате прочитывались от корки до корки. Телевизоров на площадке не было, на 10-ой площадке, где проживали офицеры с семьями, наверное, тоже не было. Вот такое тогда было информационное пространство. Все люди ходили задрав голову вверх и искали столб, на котором висел репродуктор, а от туда, конечно, неслась эйфория успеха. Я думаю, что эта эйфория была справедлива, потому что наши 1-ый, 2-ой и 3-ий спутники наши, первый человек в космосе наш, Луну сфотографировали и т.д. Наконец, мы утерли нос американцам. Так думали многие. Первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев в своем выступлении тогда сказал о Ю.А. Гагарине: «Имя этого человека и его подвиг будет увековечен». Эти слова не одному мне врезались в память, потому что простому, рядовому гражданину того времени дать оценку полета Ю.А. Гагарина, как это сделал Н.С. Хрущев не всегда было под силу.
Не менее запоминающим событием на полигоне остался успешный запуск с соседнего старта ракеты Р-16. Главный конструктор Янгель Михаил Кузьмич. А предыстория этого пуска такова, что 24.10.1960 г. Состоялся первый пуск Р-16, который закончился катастрофой с гибелью большого количества солдат, офицеров, гражданских инженеров испытателей, в том числе погиб и главнокомандующий ракетными войсками стратегического назначения Главный маршал артиллерии Неделин Митрофан Иванович. Об этом конечно знали многие, в том числе и мы курсанты, будущие ракетчики, и когда 2 февраля 1961 года испытание этой ракеты прошло успешно, и мы сами это видели своими глазами, в нас это вселяло большую уверенность в том, что у нас есть чем защитить нашу страну.
Еще запомнился такой эпизод; нечаянная встреча с Главным Ракетных войск Маршалом Советского Союза Москаленко Кириллом Семеновичем. Идем с товарищами из столовой к себе в подразделение и вдруг, нам на встречу, один без свиты и сопровождения идет Маршал Советского Союза, по форме и погонам мы сразу определили это не полковник и не генерал, а значительное более высокое звание. Честно признаться, здорово растерялись, кто-то успел за угол шмыгнуть, а он это заметил и сам нас подозвал к себе, наверно по погонам заинтересовался, что здесь делают курсанты. Сразу нас обступили и другие солдаты и курсанты. Он начал спрашивать, как кормят, как служится, какого года службы мы, а самый храбрый из курсантов спросил его: «А какая прическа разрешается в армии? (т.е. длина волос)» Он ответил, (я это точно запомнил): «Короткая, аккуратная и какая вам идет», и показал на одного из нас. Вот как мы пообщались с живым Маршалом Советского Союза, я поймал себя на том, что пытался сосчитать сколько у него наград, но ничего не получилось, их было много, а со всех сторон толкались другие, поближе к Маршалу.
Я сознательно упускаю, что мы там еще делали, проходя стажировку. Напомню, что и с нашей площадки № 31 был произведен пуск и тоже успешный. Нам было это приятно сознавать, ведь это было то, на что мы учились. Еще запомнилась природа степи, особенно весной, когда расцветали тюльпаны, они такие низкие и маленькие по сравнению с теми, что привозят из Голландии, но мы в то время голландских тюльпанов не видели, нам и свои были в радость. Рядом с жилым городком, были песчаные барханы с редкими колючками, там было полно варанов, такие «крокодильчики», размером по локоть. Они, увидев человека, пугали нас, шипели, бежали навстречу, но получив удар кирзового сапога, быстро убегали в кусты и там зарывались в норы. Много было маленьких черепах, размером с детский кулак. Мы их убивали, потом препарировали (конечно, не все этим занимались) и пытались делать из панциря сувенир. За это отцы командиры нас наказывали, вот такой уровень экологической культуры был у нас. Кстати сказать, слово экология в то время, никто не мог объяснить его, по-моему, кроме ученой среды, никто и не употреблял, а отцы командиры ругали нас за то, что от мертвых черепах в казарме была вонь. Вот так царь природы — человек , уничтожал свое царство. Сейчас черепахи и вараны исчезли (они оказались слабыми), а скорпионы и фаланги остались, как в жизни; сильные выживают.
В конце апреля наша стажировка заканчивалась, и мы отбыли в г. Камышин, где я учился в военном училище, которое формально называлось артиллерийским, а на самом деле было ракетным. После выпуска из училища в 1962 г. я получил назначение в ракетную часть в г. Елгава Латвийской ССР. Прослужив там 7 лет, я в 1968 году поступил в академию им. Можайского в г. Ленинграде, а вот после академии, получил назначение на Байконур, и опять я встретился с теми же кабелями, пультами и многочисленной аппаратурой, которой побаивался во время моей стажировки в 1961 году. За 11 лет прошедшие после 1961 г. в Советской космонавтике произошли большие события, как положительных, так и трагических. За это время в космос были запущены 24 космонавта, среди них первая в мире женщина Терешкова В.В. на корабле «Восток-6». В июне 1963 г., отработаны и запущены в космос два корабля «Восход-1» и «Восход-2». На корабле «Восход-2» впервые в мире осуществлен выход в открытый космос космонавта Леонова А.А., март 1965 г. Отработаны и запущены в космос К.А. «Союз-1» — «Союз-11», орбитальная станция «Салют». На космических аппаратах «Луна 16» и «Луна 20» был доставлен грунт с Луны на Землю, а на космическом аппарате «Луна 17» — ноябрь 1970 г. , доставлен на Луну Луноход № 1. В 1971 г. в мае месяце в сторону Марса направлены космические аппараты «Марс 2» и «Марс 3». Это далеко не все, что было сделано для освоения как дальнего, так и ближнего космоса. В 1966 г. умер Главный конструктор ракетно-космических систем С.П. Королев, это большая утрата в деле освоения космоса, за этим последовала гибель космонавта Комарова В.М. при испытании К.К. «Союз-1» в апреле 1967 г. В 1968 году в авиационной катастрофе погиб первый космонавт планеты Гагарин Ю.А., затем 30 июня 1971 года после выполнения программы полета при совместной работе с орбитальной станцией «Салют» на космическом корабле «Союз-11» во время возвращения на Землю, произошла разгерметизация спускаемого аппарата погиб экипаж в составе 3-х человек: командира корабля, подполковника Добровольского Г.Т., бортинженера Волкова В.Н. и инженера испытателя Пацаева В.И.
На определенное время запуски пилотируемых космических кораблей были прекращены, чтобы разобраться в причинах аварий. В это время в числе выпускников многих академий, и в высших военных училищ, я прибыл для прохождения в войсковую часть, которая первой на полигоне осуществила запуски и первого ИСЗ и первого космонавта планеты и дальнейших космических аппаратов с стартового сооружения, которое стали называть Гагаринским стартом, а жилая зона в прессе, и бытовых разговорах называлась площадка № 2 (двойка сокращенно), а площадка № 1 это стартовое сооружение.
Таким образом личный состав войсковой части, я имею в виду и офицерский, и рядовой состав, а также вольно наемное гражданское население это те люди, которые и осуществляли все космические программы (эксплуатировали технику, готовили к пуску, непосредственно участвовали в работах на технической и стартовой позиции, несли гарнизонную службу, выполняли регламенты на технике, поддерживали все специальные сооружения и жилые здания в состоянии, пригодном к работам и жизни. Климатические условия довольно тяжелые, летом высокая температура 40? С и выше, сильные ветры, суховеи, зима малоснежная, но холодная и ветреная. Все это порождало сложности и трудности в выполнении основной работы по проведению безаварийных пусков. Рабочий день офицеров длился: уехал из дома на мотовозе 7-8 утра и приезжаешь 20-21 вечера, на это накладывался такой фактор, как несение нарядов, 3-4 раза в месяц этот минимум, а иногда и больше. Наряд, если кто не понимает, что это такое, объясняю, это дежурство в течение суток по выполнению различных воинских обязанностей с предоставлением отдыха не более 2-х часов. Совмещение основной работы и проводимыми одновременно мерами хозяйственного плана и особенно несение различных нарядов это основная трудность для руководителей воинских частей и подразделений. Меня самого начальника группы, во время проведения ответственных пусков в космос немецкого и польского космонавтов назначили командиром роты и отправили на уборку урожая в Краснодарский край, где я пробыл с мая по октябрь, выполняя план по заготовке зерна для Родины. Пауза за пилотируемым запуском закончилась в сентябре 1973 года. К этому времени я исполнял должность заместителя начальника группы — ракеты носителя по испытаниям. Это первое мое участие в таком ответственном пуске. Успокаивало моё волнение тот факт, что группа была укомплектована офицерами, которые уже по многу раз участвовали в таких пусках. Начальник группы подполковник Алиев Виктор Хусинович запускал Ю.А. Гагарина. Начальниками команд также были опытные испытатели Крохин Г.Мкапитан Титов В.И., и Бурилин Г.П., начальники отделений — капитан Бурлуцкий Н.С., капитан Гребенщиков Ю.И… Особенно запомнился мне прапорщик Тарасов В.П. — монтажник высокой квалификации по сборке блоков ракеты. Пуск был назначен на 27 сентября 1973 г. Это был космический корабль «Союз-12» с космонавтами на борту. Командир корабля полковник Лазарев В.П. и бортинженер Макаров О.Г. Заранее сообщу, что пуск состоялся в назначенный день и час, все прошло без замечаний и отказов элементов техники, что позволяло техническому руководителю принять решение продолжать выполнять ранее принятую программу. Как я уже ранее сообщал, что это первая моя работа, поэтому несколько слов о самой процедуре запуска. В подготовке всего комплекса ракета плюс космический аппарат участвует большое количество специалистов на технической и стартовой позиции. Если на технической позиции все прошло нормально, то ракета с космическим аппаратом вывозится на старт и в первый стартовый день проводятся автономные включения и генеральные испытания всех систем ракеты носителя, объекта и стартовой системы, затем следует резервный день, это для того чтобы можно устранить выявленные замечания в первый день. Существовал такой порядок: в резервный день проводился митинг на нулевой отметке посвященный предстоящему запуску, где выступающие от имени всего боевого расчета пуска заверяли экипаж, что все работы будут выполнены на самом высоком уровне и т.д. На этом митинге присутствовали и основной экипаж и резервы. Они в ответном слове благодарили боевой расчет и тоже заверяли, что с честью выполнят поставленную перед ними программу. При этом присутствовали пресса, фотокорреспонденты центральных газет, цветы, праздничное настроение и т.д. Этот порядок в отношении митинга впоследствии был отменен и заменен на другой ритуал: после того, как космонавты отлетают и нормально приземляются, они встречаются с боевым расчетом части, управления, и представителями промышленных и научных организаций, все это происходило в клубе войсковой части в торжественной обстановке. Потом космонавты в доме офицеров г. Ленинска встречались с жителями города, учителями, студентами, школьниками. Я думаю, что так сделано более правильно по пословице «Сделал дело, гуляй смело».
Политическая ситуация складывалась в мире в то время так, что правительство СССР и США искали пути уменьшения напряженности в гонке военного и космического вооружения. Надо было найти точки соприкосновения сотрудничества, и они были найдены в совместных космических программах. Так появилась программа совместного полета советского космического корабля Союз и американского космического корабля Апполон. Совместный полет должен состояться в июле месяце 1975 г. , а старт советского корабля Союз, намечен на 15 июля 1975 г. на 15 часов 20 минут московского времени. Программа совместного полета получила название ЭПАС (экспериментальный полет Апполон — Союз). Основные цели программы ЭПАС кратко можно определить так:
  • Испытание элементов системы сближения кораблей на орбите;
  • Обеспечение совместимости стыковочных узлов кораблей;
  • Обеспечение технологии взаимного перехода космонавтов из корабля в корабль;
  • Определение правил совместных действий экипажей нашего и американского;
  • Накопление опыта в проведении совместных полетов космических кораблей СССР и США, включая необходимости оказания помощи в аварийных ситуациях;
  • Координацию совместных действий центров управления полетов;
  • Изучение способов управления уже состыкованных кораблей Союза и Апполона и т.д.

  • Программа ЭПАС была утверждена Соглашением между СССР и США о сотрудничестве в исследовании космического пространства в мирных целях 24.05.1972 г. С Советской стороны был назначен техническим директором этой программы (проекта) Бушуев Константин Давыдович известный специалист в области ракетно-космической техники, член-корреспондент АН СССР, лауреат Ленинской премии. В соответствии с программой ЭПАС были определены экипажи космических кораблей: с советской стороны основной экипаж Союза 19 Алексей Архипович Леонов и Валерий Николаевич Кубасов, с американской стороны Томас Стафорд Денот Слейтон, Вилли Брант. На полигоне Байконур началась подготовка к этому событию.
    В 1973 году в декабре был запущен Союз-13 с космонавтами на борту. Командир Климук П.И. бортинженер Лебедев В.В.. Если на Союзе-12 проверялась система спасения экипажа в случае аварийной разгерметизации космического корабля, то на Союзе-13 с помощью системы телефонов «Орион-2» проведены астрофизические наблюдения в ультро-фиолетовом диапозоне участков звездного неба. До июля 1975 г. были запущены Союз-14, Союз-15, Союз-16, Союз-17, Союз-18 с космонавтами Попович П.Р., Артюхин Ю.П., Сарафанов Г.В., Демин Л.С., Филинченко А.В., Рукавишников Н.Н.; Губарев А.А., Гречко Г.М.; Климук П.И., Севастьянов В.И., Корабль Союз под индексом 18 побывал в космосе дважды, один из них совершил суборбитальный полет на высоту 192 км. с космонавтами Лазаревым В.П. и Макаровы О.П. Полет Союза 16 был осуществлен с целью отработки новой модификации (на космическом корабле этой модификации был осуществлен полет по программе ЭПАС). Пуск Союза 16 был осуществлен на модернизированном носителе с индексом «У». Это далеко не полный перечень всего того, что было сделано в процессе подготовки. Была проделана большая работа на стартовом сооружении, заменена некоторая устаревшая аппаратура, проложено и переложено большое количество кабелей, старт засверкал новыми красками, обновленным бетонным покрытием нулевой отметки. Все это осуществлялось под строгим контролем специалистов испытательного управления, войсковой части промышленных и научных организаций. Непосредственное руководство работами на стартовом сооружении осуществляли от войсковой части начальник стартовой группы Жданович Михаил Петрович и его подчиненные Лукьянов Ю.И., Черняк Л.М., Кулешов Е.С., Ракитин В.Н., Шахмаров Ш.Т.. На технической позиции был заново построен монтажно-испытательный корпус, где прошли испытания и космический корабль «;Союз-19»; и ракета носитель. Испытаниями носителя занимался отдел под руководством Синеколодецкого Н.П., Чекунова Б.С., Райкова В.В., Жмакина, Белых и других… А от войсковой части группа подготовки ракеты носителя под руководством Алиева В.Х., Юрченко А.И., Крохина Г.М., Пономарева Г.П., Бурилина Г.П., Бурлуцкого Н.С. и многих других молодых инженеров, выпускников академии, с которыми мне потом пришлось работать при выполнении запусков космонавтов стран социалистического лагеря. Значительная работа была проведена по мобилизации настроя личного состава на выполнение такой важной задачи, как совместный полет советского корабля «;Союз-19»; и американского космического корабля Апполон. Вспоминаю расширенное совещание всего боевого расчета от военных всех научных и промышленных организаций задействованных в этой работе, где во многих выступлениях звучал мотив «выполним не ниже, чем на отлично и хорошо». Так принято тогда было говорить, на что Главнокомандующий Ракетными войсками генерал армии Толубко Владимир Федорович и сказал: «Никаких „отлично“ и „хорошо“ должно быть безусловное выполнение задачи, на карту поставлена честь государства». Проводились мероприятия и другого плана. В народе по таким случаям говорят: «Чтобы запутать турецкую разведку» мы сняли военную форму и ходили в гражданской одежде, солдаты носили комбинезоны песочного цвета, офицеры должны были обращаться друг к другу по имени отчеству, а не по званию, и стали мы называться не полигон «Байконур», а «Институт космических исследований» сокращенно ИКИ, командиры подразделений стали начальниками лабораторий, а младшими научными сотрудниками стали называть рядовой состав. Это вносило часто путаницу в работу, толи ходить строем, толи поодиночку, часть прикладывали руку к пустой голове, забывая, что мы не в военной форме, все это веселило нас и приводило к смешным ситуациям. Вспомнил один прикол, над которым мы смеялись, рассказывая друг другу. Работают солдаты, переносят кровати из одной казармы в другую. Естественно они по легенде не военные и это они понимают. Проходит мимо замполит группы Химочко Игорь Андреевич, тоже по гражданке одетый — строгий офицер, мимо нарушений не пройдет без замечаний (солдаты это прекрасно знают). Но вот пользуясь такой ситуацией, решили приколоться. Поставили кровати поперек тропинки, легли на них, ноги на гредушки задрали демонстративно, чтобы замполит обратил внимание, и дальше все как задумано. Замполит:
    — Почему не приветствуете?
    Те не обращают внимания.
    Замполит: — Товарищ солдат, встаньте!
    — Я не товарищ солдат.
    — А кто же ты?, — спрашивает замполит.
    — Я младший научный сотрудник института космических исследований и мой начальник лаборатории — Евгений Львович Котелевец (фамилии все настоящие).
    И неожиданно спрашивает замполита: — А ты кто такой, тебя не знаем.
    А дальше спектакль закончился: — Я вам покажу, младших научных сотрудников и начальников лабораторий!, — взорвался Игорь Андреевич, — Решили провести меня на мякине? Я вам покажу и докажу!, — все это в стихах и красках русского языка. Теперь уже мнимые младшие научные сотрудники ретируются:
    — Да мы, товарищ майор, просто так, решили приколоться, вы уж извините.
    — Вот это другое дело, — смирился замполит, — Вот состыкуемся с американцами, я еще вашего начальника лаборатории накажу. Тоже устроили мне здесь институт какой то!, — не успокаивался Игорь Андреевич.
    Про все это он сам рассказывал офицерам в курилке под общий хохот.
    В городе Ленинске также была проделана большая работа по улучшению внешнего вида фасадов зданий и жилых домов, обновили на дорогах асфальт. На территории площадки 2 привели в порядок ливневые канавы, облагородили склоны и крутые спуски на местности бетонными плитами, а бордюры на дорогах белить не стали, потому что это один из приемов маскировки, о которой я упоминал ранее. Итак, 15.07. 1975 г. в 15 часов 20 минут по московскому времени стартовал «Союз-19» ; с космонавтами А.А. Леоновым и В.Н. Кубасовым, а в 22 часа 50 минут с мыса Канаверал стартовал космический корабль «Апполон» с астронавтами Томом Стаффордом, Доналдом Слейтоном и Вилли Брандом. Заданное время старта К.К. Союз-19 было задано и выдержано очень точно (отклонение составило всего 0,005 сек.). Так же точно был осуществлен старт «Апполона». 17 июля в 19 часов 12 минут, на 36 витке полета К.К. «Союз-19» состыковался с американским К.К. «Апполон». После этого была выполнена программа полета (освещение этого вопроса можно прочитать во многих научных журналах и энциклопедиях). На 68 витке корабли окончательно расстыковались, и их полет проходил по самостоятельным программам.
    C 1975 г. по 1978 г продолжились запуски космических кораблей в соответствии с Космической программой СССР в части раздела «Пилотируемые КК и орбитальные станции» запущены КК «Союз 20, 21. 23, 24, 25, 26, 27», цель которых состояла в следующем: поставки экипажей на космические станции «Салют» и возвращение обратно на землю («Союз 21, 24, 26, 27»); ресурсные испытания в течение 3 месяцев КК «Союз-20» с станцией «Салют-4» ; изучение из космоса геолого-географических характеристик земной поверхности в интересах народного хозяйства при помощи фотоаппаратуры разработанной в СССР и ГДР и изготовленной в ГДР на КК «Союз-22». Вся повседневная жизнь специалистов как со стороны военных, так и со стороны гражданских была направлена на выполнение специальных работ по подготовке и запуску выше перечисленных КК кораблей. Войсковая часть, обеспечивающая все запуски и непосредственно участвующая в них все это время находилась в сложных условиях. Кроме специальных работа личный состав части занимался поддержанием в постоянной пригодности к жизни всех объектов: казарм, столовых, дорог, котельных, клубов, специальных технических объектов — (Мостажно-испытательного корпуса, стартового сооружения), подъездных железнодорожных путей, торговых точек, медицинского пункта и многое другое. (Личный состав оставался в масштабе своей части, но и всего гарнизона полигона: выделение л/с на различные разгрузочные команды; на уборку риса местным колхозам, формирование ежегодно целинных работ для уборки урожая на полях Краснодарского края, Казахстана и других районах страны. Несмотря на эти трудности за указанный период все работы были выполнены точно и в срок. Залогом этих успехов всегда, являлась дружная совместная работа боевых расчетов военных и гражданских специалистов космической отрасли.
    В рамках программы «Интеркосмос» исследования космического пространства были начаты в каждой стране социалистического содружества самостоятельно в разные годы.
    В июле и сентябре 1976 г. представители ГДР, ВНР, МНР, НРБ, ПНР, Республика Куба, СРВ, СРР, ЧССР и СССР обсудили и одобрили инициативу СССР, касающуюся развития программ «Интеркосмос» и участия граждан социалистических стран в международных пилотируемых полетах. В мае 1979 г. участницей программы «Интеркосмос» стал Вьетнам. Было принято решение, что граждане всех стран социалистического содружества примут участие в полетах на советских КК и орбитальных станциях совместно с советскими космонавтами в период 1978 — 1983 годах. Международные экипажи комплектуются в соответствии с принципом: командиры экипажей граждане СССР, космонавты-исследователи — граждане других социалистических стран. С марта 1978 по май 1981 г. проведены полеты 9 международных экипажей ГДР, ВНР, МНР, НРБ, ПНР, Республика Куба, СРВ, СРР, ЧССР и СССР. Первый, кто из граждан стран социалистического содружества побывал в космосе по программе, о которой шла речь чуть выше, был космонавт ЧССР Владимир Ремек 1948 г рождения. Окончил Высшее авиационное училище в г.Кошице в 1970 г., Военно-воздушную академию им. Ю.А. Гагарина в 1976 г., отобран кандидатом для пилотируемого полета по программе «Интеркосмос». Прошел полный курс обучения в Центре подготовки космонавтов им. Ю.А. Гагарина 2-10 марта 1978 г. совместно с А.А. Губаревым совершил полет на К.К. Союз 28 (в качестве космонавта исследователя) и орбитальной станции Салют 6. (Основной экипаж Ю.В. Романенко и Г.М. Гречко) с пристыкованным к ней К.К. Союз 27. Полет продолжался 7 суток 22ч.16 минут и космонавты вернулись на Землю. Этот пуск мне запомнился больше других тем, что мое подразделение «Группу подготовки ракеты носителя» посетила партийно-правительственная делегация ЧССР во главе с 1-ым секретарем ЦК коммунистической партии Словакии Иозефом Лепартом. Казарму и всю прилегающую территорию мы подготовили как следует, но состояние погоды было таково, что снег растаял и ударил мороз и все что вмерзло в землю и в лед невозможно было привести в порядок. Это понимало и командование полигона, поэтому график посещения составили так, что в подразделении они появились когда наступила темнота. Делегация осмотрела спальное помещение, бытовую комнату и Ленинскую комнату. Господин Лепарт подарил нам для Ленинской комнаты памятную медаль с изображением Генерального секретаря ЦК КП Чехословакии, Клемента Гонвальда, в диаметре 12 см. Медаль из бронзы. Мы ее поместили на полированную доску, из меди отчеканили большими буквами ЧССР — СССР, а внизу выгравили табличку с надписью от кого и кому и в честь какого события. Эту доску мы повесили на одну из трех колонн, которые были в Ленинской комнате. При запуске Польского космонавта Мирослава Гермашевского, на К.К. «Союз 30» 27 июня-5 июля польская делегация аналогично подарила нам вышитый на ткани вымпел ПНР-СССР. Мы и его оформили на памятной доске и повесили на очередной колонне. Тоже самое произошло и при посещении делегации ГДР при запуске космонавта Зигмунда Йена на КК Союз 31 с советским космонавтом В.Ф.Быковским 26 августа — 3 сентября. Они вручили нам аналогичный вымпел и мы его также разместили на 3-ей свободной колонне. Эти вымпелы впоследствии нам предоставили немало хлопот, поскольку солдаты увольняясь не раз пытались увести их с собой, но мы их своевременно находили и возвращали на место.
    Такое положение заставило нас пойти на небольшую хитрость. Жена замполита группы Ященко А.М. работала учителем трудового обучения в школе, и она изготовила нам дубликаты очень высокого качества, когда настоящие пропадали, вешали подставные, а сами искали настоящие и находили. Так мы уходили от «гнева» замполита части, который частенько публично нас «поливал» бранью: «Как вы могли допустить, чтобы у вас из под носа воровали реликвии и т.д.», а мнением руководства части мы дорожили, да и руководство части стремилось, чтобы коллектив выглядел прилично, ибо комсомольская организация группы являлась инициатором эстафеты. «Ни одного отстающего рядом». Этот почин был распространен на весь полигон и на многие другие части космического назначения. Такая честь личному составу группы была оказана не напрасно. Офицерский и личный состав группы осуществил все первые запуски космических аппаратов, начиная с первого успешного пуска МБР Р-7 (Межконтинентальной баллистической ракеты Р-7). 21 августа 1957 года в составе в/ч 25741, которая создавалась в 1957 для испытаний и дальнейшей эксплуатации первой в мире МБР Р-7. Эта часть стала первой инженерно испытательной частью полигона и осуществила запуск 1-го ИСЗ 4 октября 1957 г. и 1-го в мире пилотируемого КК «Восток» с космонавтом на борту Гагариным Юрием Алексеевичем 12 апреля 1961 г., а в последующем всех пилотируемых КК типа «Восток», «Восход», «Союз», «Союз Т», «Союз ТМ», а также первых автоматических межпланетных станций к Луне, Марсу, Венере. Личный состав части в том числе и группа подготовки ракеты носителя участвовали также в запуске КА «Зенит», «Янтарь», «Молния» и их последующих модификаций КА (космический аппарат беспилотный).
    В 1967 г. группа подготовки ракеты носителя (начальник группы (в то время) инженер-майор Виталий Захарович Иванов) занесена в Книгу почета Военного совета Ракетных войск — Приказ ГК РВСН от 20.02.1968 г. В описываемый период с 1973 по 1981 гг. личным составом группы подготовки ракеты носителя были подготовлены ракеты под «Союз 12» — «Союз 29», «Союз 37» — «Союз 40». Всего 27 экипажей космонавтов «Союз 30 — 32»; «Союз 34 — 35». Кроме пилотируемых пусков л/с группы участвовал во многих беспилотных пусках, под условным названием «Космос какой-то номер». Привлекался личный состав группы даже на подготовку долговременных орбитальных станций «Мир» и «Салют» в периоды, когда стартовал, комплекс находился на ремонте, а боевые расчеты станций «Мир» и «Салют» временно доукомплектовывались из незадействованных инженеров ракетной группы. Запуском КК Союза 40 14.5.81 т с экипажем: командир корабля Попов Л.И., а космонавт исследователь гражданин Румынии Прунариу Д., я закончил участвовать в запусках космонавтов в должности начальника группы. Но продолжал участвовать до 1987 г. в должности инженера по подготовке бортовых блоков питания на технической позиции и их проверке на старте. Всего более, чем за пятидесятилетнюю историю существования в/ч 25741 (Отдельная инженерно-испытательная ордена Красной звезды часть имени 70-летия ВЛКСМ) боевыми расчетами проведено более 400 пусков и работа продолжается.
    Говоря о вкладе Байконура, в оборонную и космическую мощь нашего государства с его стартовых площадок было запущено более 1500 МБР, 1200 ракет космического назначения и более 3000 космических аппаратов и спутников научного назначения. Продолжая мысль о полигоне и городе Байконур, следует отметить несколько исторических моментов:
  • 1953 г. На одном из заседаний конструкторского бюро С.П. Королев предложил вместо проекта создания очередной ракеты средней дальности, которая кардинально не решала вопрос о доставке ядерной бомбы на территорию США, приступить к проектированию межконтинентальной баллистической ракеты с дальностью более 8000 км. После этого на всех уровнях начались слушания по этой проблеме.
  • В мае 1954 г. ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление положившее начало о разработке предложения С.П. Королева. Головным разработчиком было определено ОКБ-1, которое возглавлял С.П. Королев, а по смежным системам:
  • - производство и проектирование ОКБ-456 главный конструктор В.П. Глушко, системы управления (автономные и радио) НИИ — 885 главные конструкторы Н.А. Пилючин и М.С. Рязанский, комплекс измерений НИИ — 4МО;
    - начальник института генерал-лейтенант А.И. Соколов; стартовое оборудование КБ общего машиностроения главный конструктор Бармин В.П. Ракета получила название «межконтинентальная баллистическая ракета Р-7 и индекс 8К71». Проектирование зданий и специальных технических сооружений жилого городка и других объектов строительного назначения было поручено Центральному проектному институту (ЦПИ) № 31.
  • К 1 марта 1955 Рабочая группа из ответственных лиц и специалистов во главе с начальником полигона Капустин Яр генерал-лейтенантом Вознюк Василием Ивановичем определила районы строительства и доложены Правительству СССР. Выбор был одобрен и утвержден, это район железнодорожной станции Тюра-Там Кармакчинского района, Кзыл-Ординской обл. Казахской ССР. 12 января 1955 на станцию Тюра-Там прибыл первый взвод военных строителей под командованием старшего лейтенанта Денежкина Игоря Николаевича. В феврале — апреле прибыли первые основные строительные части 130-го Управления инженерных работ — начальник УНР инженер-полковник Г.М. Шубников.
  • 5 мая 1955 г. заложено первое здание жилого городка, будущего г. Байконур.
  • 22 июня 1955 г заложен первый кубометр бетона в дорогу, ведущую от станции Тюра-Там в сторону будущей Стартовой площадки № 1.
  • 20 июля 1955 г. строители бригады инженера-полковника Халабудинко приступили к работам по сооружению самого стартового сооружения № 1 и через 1 год и 4 месяца работы были выполнены. За этот год и 4 месяца были построены Монтажно-испытательный Корпус (МИК) на жилой площадке № 2. Бетонная дорога на стартовой площадке № 1; железная дорога параллельной бетонной дороге, водопровод с тремя станциями подъема воды, пожарные резервуары, линии электропередач, центральный пункт связи, Кислородно-азотный завод, ударными темпами шло строительство поселка Заря, будущий поселок Ленинский, потом г. Ленинск, затем г. Байконур.
  • 15 мая 1957 г. Государственная Комиссия подписала акт о сдаче в эксплуатацию первого стартового комплекса полигона на площадке № 1, и в этот же день состоялся первый пуск ракеты Р-7, впоследствии ставшей и первой космической ракетой, на базе которой создана одна из самых надежных ракет носителей «Союз».
  • Успешным пуском МБР 21 августа 1957 г. СССР известил Мир о том, что в Советском Союзе создана сверхдальняя межконтинентальная баллистическая ракета, способная доставить ядерный заряд в любую точку земного шара. Так была решена важнейшая военно-политическая задача, сыгравшая главную роль в судьбах войны и мира на Земле.





  • Сегодня сайт посетило — 506
    страниц просмотрено — 1244
    просмотрено страниц за все время— 609
    Поиск по сайту Карта сайта Главная страница Музейная педагогика Музей космоса Воспоминания Юрченко А.И.