Телефон доверия (4943) 99-09-75 (региональный), (4842) 55-70-57 (городской). Номер детского телефона доверия 8-800-2000-122

Учредитель:
муниципальное образование
«Город Калуга». Функции и полномочия Учредителя осуществляет Городская Управа города Калуги
http://www.kaluga-gov.ru/
Адрес: 248000, г. Калуга,
ул. Кутузова, д. 2/1
Тел. (4842)71-49-20
e-mail: mail@kaluga-gov.ru

«Здание лицея 48»
Лицей подведомственен управлению образования города Калуги
http://www.uprobr.kaluga.com/index.shtml
Адрес: 248000, г.Калуга,
ул. Дзержинского, д.53
Контактная информация:
Тел. приемной (4842) 56-39-08
Наш адрес: 248017, г. Калуга, б-р Моторостроителей, д. 16
Телефон (4842) 511-323;
факс (4842) 511-333; e-mail kaluga48@bk.ru


Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

«Лицей № 48» города Калуги

официальный сайт

http://terepec48.ru

МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ
УЧРЕЖДЕНИЕ «ЛИЦЕЙ № 48» ГОРОДА КАЛУГИ
ЛИТЕРАТУРН0-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ
ЖУРНАЛ УЧАЩИХСЯ СТАРШИХ КЛАССОВ

РУССКИЕ ПИСАТЕЛИ И ВОСТОК

Снежная вершина
2015-2016 УЧЕБНЫЙ ГОД
учащиеся 8 "А" класса: Бриллиантова Анастасия, Антошина Анастасия, Кудрявцева Ольга
учащиеся 6 "А" класса: Зарапин Максим, Колбина Валерия, Нефедова Лилия, Робакидзе София, Суконнова Ксения.

ЧАСТЬ I
АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ ГРИБОЕДОВ И ВОСТОК

АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ ГРИБОЕДОВ

Содержание

  1. ПРЕДИСЛОВИЕ
  2. ЧАСТЬ I. А.С.ГРИБОЕДОВ И ВОСТОК. ПРЕЗЕНТАЦИИ УЧАЩИХСЯ
  3. ЧАСТЬ II. 70-ЛЕТИЕ ПОБЕДЫ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ
    СОЧИНЕНИЕ КРЫЛОВОЙ ДАРЬИ, УЧЕНИЦЫ 6 «А»
    СТИХОТВОРЕНИЕ «МЫ ПОМНИМ…» КАРПУХИНОЙ ВЛАДЫ, УЧЕНИЦЫ 6 «А»
    СТИХОТВОРЕНИЕ «КАК КОВАЛАСЬ ПОБЕДА НА МОРЕ» БЕЛОУСОВА ИВАНА, УЧЕНИКА 8 «А»
  4. НАШИ ПЛАНЫ
Руководитель проекта
Чумакова Ирина Евгениевна, учитель русского языка и литературы
Редакционная коллегия
(учащиеся 6 «А» класса): Нефедова Лилия, Робакидзе София, Колбина Валерия, Гудков Даниил
Дорогие наши гости! Дорогие наши читатели!
Вы смотрите второй выпуск журнала «Русские писатели и Восток».
Надеемся, что наше общение продолжится.
1. ПРЕДИСЛОВИЕ
Год 2015 – Год литературы в России. С одной стороны, – это чествование литературы как величайшего культурного феномена, с другой – обращение к читателю, проживающему очередной год своей жизни с книгой в руках.
Выпуск нашего журнала посвящается Александру Сергеевичу Грибоедову. 220 лет отделяет нас от рождения гениального русского писателя и 186 лет со дня вероломного его убийства. Имя Грибоедова А.С. связано с Востоком, а его разносторонняя деятельность на Востоке была тесно связана со всей социальной и политической жизнью России.
Год 2015 – Год 70-летия Победы в Великой Отечественной войне. Вторая часть журнала посвящена этой дате.
Из Заволжья, из родного края,
Гости, соколы залетны,
Покручали сумки переметны,
Долги гривы заплетая;
На конях ретивых посадились,
На отъезд перекрестились,
Выезжали на широкий путь.
Что замолкли? в тишине
Что волнует молодецку грудь?
Мысль о дальней стороне?
Ах, не там ли воздух чудотворный,
Тот Восток и те сады,
Где не тихнет ветерок проворный,
Бьют ключи живой воды;
Рай-весна цветет, не увядает,
Нега, роскошь, пир в лесах,
Солнышко горит, не догорает
На высоких небесах!
Терем злат, а в нем душа-девица,
Красота, княжая дочь;
Блещет взор, как яркая зарница
Раздирает черну ночь;
Если ж кровь ее зажжется,
Если вспыхнет на лице, -
То забудь о матери, отце,
С кем душой она сольется.
Станом гибким, гибкими руками
Друга мила обвивает,
Крепко жмет, румяными устами
Жизнь до капли испивает!
Путники! от дочери княжой
Отбегите неоглядкой!
Молодые! к стороне чужой
Не влекитесь думой сладкой,
Не мечтайте чародейных снов!
Тех земель неправославных
Дивна прелесть и краса лугов,
Сладки капли роз медвяных,
Злак шелковый, жемчуги в зерне.
Что же видно в стороне?
Столб белеет на степи широкой,
Будто сторож одинокой,
Камень! Он без надписи стоит:
Темная под ним могила,
Сирый им зашельца прах покрыт.
И его любовь манила;
Чаял: "Тут весельем разольюсь,
Дни на веки удолжатся!"
Грешный позабыл святую Русь..,
Дни темнеют, вновь зарятся;
Но ему лучом не позлатятся
Из-за утренних паров
Божьи церкви, град родимый, отчий дом!
Буйно пожил век, а ныне -
Мир ему! один лежит в пустыне,
И никто не поискал,
Не нарезал имени, прозванья
На отломке диких скал;
Не творят молитвы, поминанья;
Персть забвенью предана;
У одра больного пожилая
Не корпела мать родная,
Не рыдала молода жена...

ПРИМЕЧАНИЯ
Печатается по тексту первых публикаций в "Библиотеке для чтения" 1835, т. VIII, отд. 1, стр. 160, и 1836, т. XIV, No 1, стр. 6. Источник: http://griboedov.lit-info.ru/griboedov/poeziya/stihotvorenie-21.htm
1 ЧАСТЬ
Через год после определения на службу в государственную Коллегию иностранных дел, А. С. Грибоедов был назначен секретарем русской дипломатической миссии в Иране. По этому поводу он пишет (15 апреля 1818 г.) другу С.Н.Бегичеву: «Представь себе, что меня непременно хотят послать, куда бы ты думал?— в Персию, и чтоб жил там. Как я ни отнекиваюсь, ничто не помогает...». Выбор остановился на нём, потому что в Коллегии в то время не было человека более образованного и даровитого, чем А.С. Грибоедов.

Почему А.С. Грибоедов согласился, по его выражению, «цветущие лета свои провести в добровольной ссылке» и взяться за трудную роль дипломата?

Вспомним слова Пушкина из «Путешествия в Арзрум»: «Жизнь Грибоедова была затемнена некоторыми облаками: следствие пылких страстей и могучих обстоятельств. Он почувствовал необходимость расчесться единожды навсегда со своего молодостию и круто поворотить свою жизнь».

Грибоедов с помощью лучших профессоров Петербургского университета начал изучать персидский и арабский языки. Молодой дипломат познакомился с перепиской между Россией и Ираном, извлек из архива Коллегии нужные ему материалы; он собирал и читал основную литературу по истории, географии и экономике стран Востока.

Историческая справка
Ко времени назначения А. С. Грибоедова дипломатом отношения России с Ираном регулировались Гюлистанским мирным договором, завершившим русско-иранскую войну 1804—1813 гг. Переговоры о перемирии начались еще в 1812 году по инициативе иранского командующего и престолонаследника Аббас-Мирзы, но были прерваны Ираном же. Возобновились они летом 1813 года. Во время переговоров было достигнуто соглашение, чтобы «каждая сторона осталась при тех землях, ханствах и владениях, какие ныне находятся в совершенной их власти».
Гюлистанским мирным договором окончательно оформилось включение в состав Российской империи Дагестана, большей части Грузии, а также ханств — Карабахского, Ганджинского, Шекинского, Ширванского, Кубинского, Дербентского, Бакинского ханств.
Статьей пятой договора за Россией закреплялось исключительное право господства «военного флага» на Каспийском море, а иранским купеческим судам предоставлялось «плавать по Каспийскому морю и приставать к берегам Российским».
И русские, и иранские купцы получили право свободной торговли.


Для разрешения всех спорных вопросов и установления между двумя странами длительных добрососедских отношений в Иран был послан с чрезвычайными полномочиями генерал Ермолов. Он имел поручение заключить с Ираном договор о союзе против Турции, оказать возможное противодействие английскому влиянию и основать русские консульства в Иране.
Предложения Ермолова иранское правительство по наущению Англии отклонило под разными предлогами и дало согласие только на назначение поверенного в делах при тегеранском дворе.

Становится ясно, какая трудная задача ставилась перед русской миссией в Иране и, в частности, перед молодым дипломатом А. С. Грибоедовым на новом этапе дипломатических сношений.
Грибоедов со своим сослуживцем отправляется в путь в августе 1818 года, только к середине октября их встретил суровый Кавказ.
Записки Грибоедова, рисующие путь от Моздока до Тбилиси, открываются картинами природы: «Светлый день. Верхи снежных гор иногда просвечивают из-за туч; цвет их светлооблачный, перемешанный с лазурью. Быстрина Терека, переправа...»
Вдоль левого берега Терека от станицы Екатериноградской до самого устья шла так называемая «Кавказская линия», состоявшая из ряда казачьих станиц и поселений, образующих в совокупности как бы сомкнутую линию укреплений. В эту «линию» входил и Моздок, откуда начиналась дорога в Грузию, получившая название «Военно-Грузинской».
Внимание Грибоедова привлекают «неожиданная веселая картина» пышной природы Грузии, очертания замков, пленительная «утренняя песнь грузинцев».
Впечатления от Грузии отражены в путевых записях поэта, в его поэзии и в первоначаль¬ной редакции комедии «Горе от ума». Чацкий в монологе из 4-го действия (10-е явление) говорит о быстроте и силе разрушительного обвала в горах Кавказа:

Я был в краях,
Где с гор верхов ком снега ветер скатит,
Вдруг глыба этот снег, в паденьи все охватит,
С собой влечет, дробит, стирает камни в прах,
Гул, рокот, гром, вся в ужасе окрестность.


Но Грибоедов замечает не только величественные картины кавказской природы: от его взора не укрываются и тяжелые стороны жизни народа.
Первое пребывание Грибоедова в Тбилиси длилось недолго: приехав в столицу Грузии 21 октября 1818 года, он выехал в Иран в конце января 1819 года.

В письме к редактору «Сына Отечества» от 21 января 1819 года Грибоедов пишет о том, что «город приметно украшается НОВЫМИ зданиями».

За время своего пребывания в Тбилиси Грибоедов завязывает знакомства не только среди чиновников, управленческого аппарата, но и среди местного населения.

Возвратившийся на короткий срок в Тбилиси из «экспедиции» главноначальствующий на Кавказе Ермолов устраивает вечер, на котором был и Грибоедов. Он очаровывает всех своей любезностью, веселостью и остроумием. На этом вечере Грибоедов познакомился со многими коренными жителями Тбилиси. Они приглашали к себе поэта. Но, несмотря на шумную светскую жизнь, Грибоедов, судя по его письму от 21 января 1819 года к Гречу, чувствовал себя далеко не весело. Впереди его ожидала неизвестность…

28 января 1819 года дипломатическая миссия выехала из Тбилиси к месту своего назначения.
Переезд из Тбилиси в Тавриз подробно описан Грибоедовым в письмах к С. Бегичеву. караван, с которым миссия выступила и путь, состоял из 25 человек и большого количества лошадей, навьюченных багажом и подарками шаху.
Путешественники выбрали кратчайшую дорогу через Дилижанское ущелье, с давних пор связывавшую Грузию с Арменией.
Грибоедов обратил особое внимание на прекрасное произведение архитектуры — арочный мост через реку Храм, невдалеке от впадения ее в Куру, построенный в середине XVII века из красного кирпича и, вследствие этого, названный «Красным». Всех проезжающих поражали красота и прочность моста и удобные каравансараи.
Наблюдательность и пытливый интерес к окружающему отличали молодого дипломата. «Одна беда, — пишет он, — скудность познаний об этом крае бесит меня на каждом шагу. Но, думал ли я, что поеду на Восток?»

В дальнейшем пути вдоль реки Акстафы и по Дилижанскому ущелью, до подножья Арарата — Грибоедов задерживает свой взгляд на развалинах каравансараев, величественных скалах, разрушенных замках. Он отмечает, что местность возле Еревана «гораздо возвышенней Грузии, и гораздо жарче.
3 февраля миссия прибыла в Ереван и была встречена приближенными сардара Гуссейн-хана. В ту пору Ереванское ханство представляло собою самостоятельный феодальный удел, находившийся в вассальной зависимости от Ирана. Встреча миссии с Гуссейн-ханом состоялась в сардарском дворце.
В общении с людьми Грибоедову помогал сопро¬вождавший его переводчик Шемир-бек или, точнее, Шамир Фридонович Мелик-Бегляров, служивший в дипломатической канцелярии главнокомандующего на Кавказе.
Дииломатическая беседа с Гуссен-ханом по различным вопросам привела Грибоедова к выводу, что высокопочтенный был во многом неправ.
В Ереване А. С. Грибоедов пробыл четыре дня. В середине февраля Грибоедов прибыл через Нахичевань к месту своей службы — в Тавриз.
Русская миссия в Иране, как и английская, должна была постоянно находиться в Тавризе — главном городе Азербайджанской провинции, традиционной резиденции иранских престолонаследников, а в то время сына шаха, Аббас-Мирзы, руководившего всей внешней политикой страны.

По приезде в Тавриз русская миссия на каждом шагу сталкивалась с фактами, говорящими о влиянии англичан на правителей Ирана.

Встретив в Тавризе внешне радушный прием и пробыв там некоторое время, русская миссия отправилась в Тегеран, чтобы представиться шаху и преподнести ему, как этого требовал обычай, подарки. В Тегеране миссии была оказана пышная встреча шахом Фет-Али. Грибоедов был при шахе почти до августа, он осмотрел дворцы, познакомился с приближенными шаха, побывал в его летней резиденции — Султание, изучил местные правы и обычаи, после чего вернулся в Тавриз.

В Тавризе Грибоедов продолжал изучать персидский и арабский языки, историю Востока и вскоре, как бы желая похвалиться своими успехами, он пишет другу своему П. А. Катенину на арабском языке целое изречение: «Худшая из стран — место, где нет друга».

Изречение
Главной задачей Грибоедова в его дипломатической деятельности было установление прочных торговых отношении между Россией и Ираном.
Грибоедов с 19 февраля 1822 года стал секретарем «по дипломатической части» при канцелярии главноначальствующего.
В итоге своей трехлетней служебной деятельности Грибоедов был повышен в чине и получил разрешение на ношение ордена «Льва и Солнца» 2-й степени, «пожалованного» ему иранским правительством.
В марте 1823 года Грибоедов получает отпуск «по дипломатическим делам» на четыре месяца и уезжает в Россию.

В Тбилиси Грибоедов часто посещал дом Ахвердовой, где встречал самый радушный прием. Ф. И. Ахвердов занимал в Тбилиси сначала должность «правителя Грузии», затем — начальника артиллерии Кавказского корпуса. Он был человеком состоятельным, любил устраивать вечера. У него собирались его товарищи по службе, чиновники и военные.
Те же традиции в доме сохранила после смерти Ф. И. Ахвердова (1820 г.) жена (Ахвердова Прасковья Николаевна, урождённая Арсеньева, умерла в 1851 г.) его. У нее тогда воспитывалась Нина Чавчавадзе, будущая жена Грибоедова, с которой поэт и познакомился впервые у Ахвердовых.
Отец Нины — А. Г. Чавчавадзе командовал в то время Нижегородским драгунским полком, стоявшим в с. Караагач, недалеко от имения Чавчавадзе—Цинандали, куда часто наезжали его друзья и знакомые.
Поэт неоднократно бывал в Цинандали, любовался здесь великолепной природой и рекой Алазани, отлично видимой с балкона дома.
В доме Чавчавадзе слышалась русская и французская речь, дети его обучались модным танцам, игре на рояле, интересовались театром и литературой. Несмотря на разнообразие жизни в Тбилиси и на частые поездки по Кавказу, Грибоедова угнетало отсутствие литературного общения, театра, друзей.
Ф. Булгарин писал, что комедия заняла весь досуг Грибоедова и он кончил ее в Тбилиси в 1822 году. В Москве, в Государственном театральном музее имени Бахрушина, тоже имеется рукописный список «Горе от ума», на заглавном листе которого указано, что «окончена» комедия «в Тифлисе в 1822 году».

Этот период отмечен новыми знакомствами и встречами Грибоедова с будущими декабристами.
А. С. Грибоедов находился в крепости Грозной, когда прискакал фельдъегерь из Петербурга с приказом военного министра Ермолову: «Немедленно взять под арест служащего (при вас) чиновника Грибоедова со всеми принадлежащими ему бумагами…».
В феврале 1826 года Грибоедов был доставлен в Петербург и посажен на гауптвахту. Показания декабристов в общем были благоприятны для Грибоедова, но Николай I не разрешил освободить поэта. Свободу получил Грибоедов только 2 июня 1826 года.
После освобождения из-под ареста А. С. Грибоедов долго откладывал свой отъезд на Кавказ, несмотря на то, что в середине июля началась русско-иранская война. Тяжелое чувство владело им: казнь и ссылка друзей-декабристов заставили его пережить мучительный душевный кризис. Приехав в Тбилиси только 3 сентября, Грибоедов стал знакомиться с событиями, предшествовавшими возникновению войны.
Захватнические планы Ирана объяснялись происками английской миссии, стремившейся к прекращению транзитной торговли через Грузию. Подстрекаемое англичанами, высшее иранское духовенство возвестило о священной войне против России. 16 июля 1826 года, не объявляя войны, иранские войска вторглись в русские пределы.
Не встречая серьезного сопротивления, иранские войска скоро захватили большую территорию. Прямая опасность угрожала Тбилиси, ибо вражеским отрядам удалось дойти до немецкой колонии Екатериненфельд (близ города). Совершенно разорив ее, они увели много жителей в плен.
«Высочайшим» приказом Ермолов отстранялся от командования войсками.
28 марта Паскевич вступил в свои права, а уже 4 апреля Грибоедов получил от него следующее предписание: «Вступив в звание главноуправляющего в Грузии, предписываю вам принять в ваше заведывание все наши заграничные сношения с Турцией и Персией, для чего вы имеете требовать из канцелярии и архива всю предшествовавшую по сим делам пере¬писку и употреблять переводчиков, какие вам по делам нужны будут».
Это не явилось для Грибоедова неожиданным, так как с момента своего возвращения в Тбилиси он фактически уже ведал всей дипломатической перепиской, но лишь при Паскевиче получил возможность проявлять в ней большую личную инициативу, чего был лишен при Ермолове, который вмешивался сам во все мелочи. Роль Грибоедова, хорошо изучившего особенности Кавказа и знавшего его нужды, была особенно велика.

Грузины, армяне и азербайджанцы желали сбросить турецкое и иранское иго и видели в русских своих избавителей от иноземных захватчиков. В составе русской армии бок о бок сражались армяне, грузины, азербайджанцы, осетины.
С 15 по 28 июня Грибоедов вместе со штабом находится в пути от Эчмиадзина к Нахичевану. 27 июня 1827 года был занят Нахичеван.

Вслед за взятием Аббас-Абада и освобождением Еревана 6 октября 1827 года было учреждено временное областное правление из трех лиц: генерала Красовского — командовавшего войсками, расположенными в области, армянского епископа Нерсеса и коменданта Ереванской крепости подполковника Бородина. Грибоедов оставался при Паскевиче в Ереване до середины октября.
Когда жизнь в Ереване наладилась, Грибоедов получил возможность увидеть в первый и в последний раз поставленную на сцене свою комедию «Горе от ума».
Между Россией и Персией был заключен Туркманчайский мирный договор, значение которого выло велико. Он упрочил позиции России в Закавказье, договор служил основой для развития и укрепления русско-иранских отношений вплоть до 1917 года.
Для представления Туркманчайского мирного договора Николаю I Паскевич избрал Грибоедова. Петербург встретил Грибоедов с триумфом.
В июле Грибоедов возвращается в Тбилиси, где сватается к Нине Чавчавадзе и обручается с ней, а 22 августа состоялось их венчание.
Через некоторое время дипломат отправляется к месту службы.
9 декабря 1828 года Грибоедов выехал из Тавриза, а в начале января 1829 года прибыл в Тегеран.
С первых же дней пребывания в Тегеране А.С.Грибоедов занялся решением вопроса о возврате пленных, основываясь статьями Туркманчайского договора. Число таких просьб к приезду его в Тегеран значительно увеличи¬лось. Это было очень трудным делом, потому что иранцы всеми силами препятствовали возвращению пленных. Бездеятельность иранского правительства в этом отношении заставила Грибоедова быть более настойчивым в достижении положительных результатов.
С февраля 1829 года письма и донесения от Грибоедова в Тбилиси стали приходить все реже и реже, а потом и вовсе прекратились. Вскоре поползли смутные слухи о гибели русской миссии в Тегеране. Позже пришло и официальное подтверждение этому. Тегеранское духовенство подстрекало чернь, которое напало на русскую миссию. Погибли служащие и охрана посольства, всего 54человека. Обезораженный труп Грибоедова был узнан по сведенному мизинцу на правой руке. Гроб с останками поэта был отправлен в Тбилиси, только 17 июля печальная процессия подошла к городу. Интересный факт: встреча А.С.Пушкина 11 июня 1829 года с траурным кортежем описан им в «Путешествии в Арзрум».
«Я переехал через реку. Два вола, впряженные в арбу, подымались на крутую дорогу. Несколько грузин сопровождали арбу.
— Откуда вы, — спросил я их. — Из Тегерана. — Что вы везете? — Грибоеда.
Это было тело убитого Грибоедова, которое препро¬вождали в Тифлис.
Не думал я встретить уже когда-нибудь нашего Грибоедова! Я расстался с ним в прошлом году в Петербурге, перед его отъездом его в Персию. Он был печален и имел странные предчувствия».
А. С. Грибоедов погребен в Тбилиси в особом гроте. Над могилою сооружен памятник работы скульптора Кампиони — из черного мрамора с бронзовым крестом, у подножья которого вылитая из бронзы фигура коленопреклоненной плачущей женщины.
На передней стороне пьедестала памятника — барельеф писателя, а рядом лежит книга — «Горе от ума». Под ними выбито золотыми буквами: «Александр Сергеевич Грибоедов, родился в 1795 году, генваря 4 дня, убит в Тегеране в 1829 году, генваря 30 дня». С южной стороны надпись: «Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя», с северной — другая: «Незабвенному его Нина».

Как погиб Александр Сергеевич Грибоедов? Представленные Мальцевым сведения послужили главным материалом для суждения об обстоятельствах гибели Грибоедова.

В одном из его донесений говорится:
«Довольно продолжительное время мятежники пытались сокрушить главный створ. Каменный град засыпал посольский дом. Тем временем с рынка и откуда-то еще были принесены большие молотки, вроде мотыг, и ворота затрещали. К ужасному шуму присоединился неистовый крик черни. Неудержимым потоком проходы в посольство стали заполняться мятежниками. Казаки и посольская стража с отчаянной храбростью, довольно продолжительное время, оказывали сопротивление, оберегая внутренний двор посольства. Но толпа с крыши первого двора уже спускалась по стенам в тесные проходы второго двора, куда поспешили отступить караулы посольства. Тогда остававшиеся на улице поднялись через низкие стены конюшни и один за другим перешли на крышу посольского дома, освобожденную охраной, бросившейся в проходы двора на помощь казакам...
Грибоедов, наблюдая из окна своей комнаты эту картину, приказал остальным солдатам собраться на ступеньках лестницы, ведущей в верхний этаж, и сдерживать толпу до тех пор, пока от шахского двора не поспеет помощь. Сам он оделся в парадное платье и украсился орденами, полагая, что толпа, узнав его, отнесётся к нему с почтением и не посягнет на насилие. Но все расчеты оказывались напрасными. Чернь уже ни на что не смотрела и ничего не боялась.
Подстрекатели и инициаторы трагедии после убийства Мирзы-Якуба поспешили удалиться. Посол долгое время выдерживал осаду в верхнем этаже, под защитой нескольких отважных и храбрых казаков. Человек пятнадцать чиновников и прислуги собралось в его комнате, мужественно защищаясь у дверей. Пытавшиеся вторгнуться были зарублены шашками. Но вдруг запылал потолок комнаты, служившей последним убежищем русских. Толпа, встретив сильное сопротивление, бросилась на крышу, разрушила кровлю комнаты, занимаемой послом, и принялась сбрасывать на головы осажденных доски и камни. Грибоедов свалился, сраженный ударом кинжала».
В журнале исходящих секретных бумаг канцелярии Паскевича за 1829 год есть следующая выписка из отношения от 23 февраля графу Нессельроде, проливающая свет на события: «Насчет причины убийства Грибоедова я спрашивал муштеида Ату Мир Фета, коему известны все дела и интриги двора персидского, он полагает, что оно учинено с умыслом, дабы показать народу, что правительство персидское не так боится русских, как полагают».

Как известно, иранское правительство, боясь ответственности за убийство Грибоедова, начало в 1829 году готовиться к войне, ведя переговоры с Турцией о совместных действиях против России. К тому времени сношения с Россией, за отъездом Амбургера, фактически уже были прерваны.
Аббас-Мирза занял было выжидательную позицию, но после решительных побед, одержанных русскими войсками над турками, изменил свою политику в сторону сближения с Россией и приложил все старания, чтобы требования о наказании участников тегеранских событий были бы выполнены.
За смерть Грибоедова виновны не только, правители Ирана, но англичане и царское правительство. Не исключается предположение, что шах хорошо знал об отношении Николая I к Грибоедову, о случае с арестом Грибоедова по подозрению в причастности к восстанию декабристов, и сделал из всего этого вывод, что российское правительство не пойдет из-за Грибоедова на серьезное осложнение отношений с Ираном.
Собственно, так и получилось. Николай I был удовлетворен извинением, принесенным Хосров-Мирзой (иранским принцем), прибывшим в Петербург, и объявил, что предает «вечному забвению злополучное: тегеранское происшестие».
Но народ России не предал забвению страшное злодеяние.

Значение А. С. Грибоедова для нашей современности в том, что он явился примером высокой общественной активности, беззаветного служения своей родине, родному народу.
Грибоедов идейно примыкал к декабристам.
Дипломатическая деятельность А. С. Грибоедова на Востоке относится к тому историческому периоду, когда народы Закавказья связали свою судьбу с судьбой России, которая принесла им избавление от ига иранского и турецкого.
Грибоедов был убежденным и последовательным противником ко¬лонизаторской политики царской России. Он говорил об общих интересах народов России и Закавказья.
Идеи, мысли Грибоедова, его проекты проникнуты уважением ко всем народам, большим и малым. Он мечтал о грядущей свободе, о еще более тесном содружестве народов, основанном на социальном и национальном равенстве.

Там, где вьется Алазань,
Веет нега и прохлада,
Где в садах сбирают дань
Пурпурного винограда,
Светло светит луч дневной,
Рано ищут, любят друга...
Ты знаком ли с той страной,
Где земля не знает плуга,
Вечно-юная блестит
Пышно яркими цветами
И садителя дарит
Золотистыми плодами?...
Странник, знаешь ли любовь,
Не подругу снам покойным,
Страшную под небом знойным?
Как пылает ею кровь?
Ей живут и ею дышат,
Страждут и падут в боях
С ней в душе и на устах.
Так самумы с юга пышат,
Раскаляют степь...
Что судьба, разлука, смерть!...

ПРИМЕЧАНИЯ (Из приписываемого)
Печатается по тексту первой публикации в "Русском слове" 1859, N 5, Предпоследний стих не отделан, и вообще все стихотворение, очевидно, представляет собою черновой набросок. Датировке не поддается: колебания возможны между 1818 и 1827 гг. Известно, что Грибоедов неоднократно гостил в кахетинском имении кн. Чавчавадзе - Цинондали, расположенном на берегу Алэзани (см. И. Ениколопов. А. С. Грибоедов в Грузии и Персии, Тифлис, 1929, стр. 31). Источник: http://griboedov.lit-info.ru/griboedov/poeziya/stihotvorenie-17.htm
2 ЧАСТЬ
Во второй части нашего журнала вы прочитаете сочинение и стихотворения учеников, посвященные победе в Великой Отечественной войне.
1. Стихотворение Карпуниной Владиславы, ученицы 6 «А» класса
Мы помним….
Недаром сквозь былые годы,
Мы помним подвиг праотцов.
И не стереть из памяти народа
За нас отдавших жизнь бойцов!

Представь, какая смелость и отвага!
А там, такой коварный, хитрый враг.
Но шел солдат, забыв пределы страха.
Не каждый человек поступит так.

И были те, кто в мирной жизни,
С тобой и грусть, и радость разделял,
А в битве, перед страхом смерти
Коварно в спину, наносил тебе удар.

Но, несмотря на все предательства, невзгоды,
Расстрелы, казни, слезы матерей,
Собрались русские все вместе, всем народом!
И уничтожили фашистских нелюдей.

Уж семь десятков лет с того момента
Прошли в добре и мире у страны.
Скажи СПАСИБО деду за победу,
Благодари, что смог родиться ты!

2. Стихотворение Белоусова Ивана, ученика 8 «А» класса
Как ковалась победа на море
Отважный Крейсер в море ушёл,
Защищать морские просторы.
Враг за наши границы зашёл
Его флотилий грохочут моторы!

Отважный наш Крейсер советский
Плыл по русскому Чёрному морю.
Навстречу ему - корабль немецкий.
Приказ командира: «Готовиться к бою!»

Море волнуется. Взрывы, и всплески!
Души матросов наполнены местью!
Главным калибром ударили в рубку!
Дымится корабль, напоминая трубку!

Корпусов металлических скрежет,
Рявкают гильзы, и пушка стучит!
Наш каждый матрос жаждет победы!
Крейсер советский в море мстит!

Немец хорош. Корму поцарапал,
Немного палубу нашу пробил.
Но крейсер метко ответил, не смазал.
Точным ударом огонь постелил!

Ещё рывок - и враг разбит!
Пустили по нему торпеды.
Обломки корабля ко дну пошли.
Вот так ковали на море победы!

Март 2015 года

3. Сочинение Крыловой Дарьи, ученицы 6 «А» класса, занявшей 2 место в городском Конкурсе сочинений на тему «Калужский край в годы великих испытаний».
Из первых уст, или живая память
… Давайте, люди, никогда
Об этом не забудем!

А.Т. Твардовский

Сегодня можно многое прочесть о войне, просмотреть километры кинодокументов, но как бы то ни было, это другое восприятие, лишенное живых эмоций…

А я узнала о событиях того времени от своей прабабушки, Гуровой Зинаиды Яковлевны, которая в трудные для родины годины жила в Калужской области, в поселке Бетлица, а потом в Германии. Из ее уст я слышала много рассказов о том чудовищном времени, в котором ей довелось жить и работать.
Она мне рассказала, что 22 июня 1941 года фашистская Германия без объявления войны напала на Советский Союз. Началась Великая Отечественная война – самое страшное, что может случиться в судьбе человека и всей страны. Страшная весть ворвалась и в дома наших земляков. Страшно представить, но целых 715 дней бушевала на Калужской земле военная гроза.
По словам моей бабушки, угроза нависшей опасности сплотила людей. Сельчане уходили навстречу суровой неизвестности с коротким сухим названием «фронт»: совсем еще неокрепшие юноши и мужчины в расцвете сил, по молодости не успевшие встретить свою первую любовь, и отцы из многодетных семей. Среди них был и мой прадедушка – Гуров Василий Ильич. Еще до войны он служил в Советской армии, был танкистом. Когда же началась война, он был старшиной в танковой бригаде. Ему приходилось спать в дождь и в холод во рву, наполненном водой, вытаскивать свой танк из болота, голодать, пить грязную воду. В его танк попал вражеский снаряд, прадедушка дважды был ранен, контужен, но выжил. Послевоенные раны, к сожалению, давали о себе знать. Последние годы жизни он был парализован. Я не увидела его, он умер, когда моей маме было всего 9 лет. И по сей день, когда я держу в руках его медали, удостоверения к ним, перелистываю, пожелтевшие потрепанные листочки военного билета и смотрю на старые, черно-белые немногочисленные фотографии моего прадеда, меня охватывает чувство гордости, что и моя семья защищала нашу Родину.
Из рассказов моей прабабушки я также узнала, что заводы и фабрики Калужской области стали производить вооружение, боеприпасы, военное обмундирование. С первых дней войны на производство пришли молодежь и женщины. Они в короткие сроки овладели сложнейшими «мужскими» профессиями. Десятки тысяч жителей Калуги и районов области в августе - сентябре 1941 года строили оборонительные сооружения под Калугой. Четвертого и седьмого октября Калуга подверглась сильным бомбардировкам с воздуха. Немецкая авиация совершила налеты на железнодорожные станции Тихонова Пустынь, Азарово и 74-й разъезд. От фугасных и зажигательных бомб пострадали люди, были разрушены десятки жилых домов и различные строения.
Оккупировав в октябре 1941 года наш город, фашисты превратили в застенки и тюрьмы многие здания, в том числе и кинотеатр «Центральный», где истязали и расстреливали советских граждан. В Кооперативном поселке у Оки был создан концентрационный лагерь. Сюда фашисты сгоняли тысячи ни в чем не повинных людей. На площади имени Ленина немецкие оккупанты соорудили виселицу, на которой вешали отважных советских патриотов.
Но на Калужской земле враг встретил упорное сопротивление. Мужественно сражались курсанты пехотного и артиллерийского училищ города Подольска, парашютисты 214-й воздушно-десантной бригады, отряд юхновских комсомольцев во главе с В. Федоровым, а также истребительные батальоны Медынского и Малоярославецкого районов у села Ильинское. Сегодня об этом сражении нашему поколению напоминает мемориал Ильинские рубежи.
В зимние дни сорок второго шли ожесточенные бои на Варшавском шоссе в районе Зайцевой Горы. Одной из ключевых позиций противника была сильно укреплённая высота 269,8. Для её защиты гитлеровцы не жалели ни сил, ни средств. И всё-таки этот вражеский бастион не устоял. Сорок дней и ночей трудились армейские саперы во главе с майором М. Д. Максимцевым под землёй, сделали подкоп под основные оборонительные сооружения противника на высоте и заложили там многотонные тротиловые заряды. Когда на высоте скопилось большое количество фашистов, раздался огромной силы взрыв. Он уничтожил все укрепления на высоте. Овладев ею, наши войска вышли на Варшавское шоссе и развернули наступление в сторону деревни Зайцева Гора.
Еще одним ярким свидетельством героической борьбы русских солдат с врагом на Калужской земле являются события на Безымянной высоте, где бесстрашно дрались 18 воинов-сибиряков 139 стрелковой дивизии под командованием младшего лейтенанта Евгения Порошина. В живых осталось только двое - сержант Константин Власов и рядовой Герасим Лапин.
Я побывала в этом памятном месте и почтила память погибших солдат. Стоя на таком священном кургане, я словно увидела на мгновение картину того страшного боя. Я увидела измотанных от бессонных ночей и боев, но сильных духом, мужественных солдат, которые сражались, не щадя своей жизни ради будущего их матерей, жен и детей, а значит - и ради нашего сегодняшнего будущего. Мое сердце начало биться быстрее, на глазах навернулись слезы, а в голове звучали слова: «Спасибо Вам, дорогие Воины, отдавшие жизнь за нашу Родину. Если бы не Вы, не было бы моих родителей, а значит и меня».

Приложение. Такими они были…

Гуров Василий Ильич
(1919-1987)
Гуров В.И.
Гурова Зинаида Яковлевна
(1924)
Гурова З.Я.
Вечная память о моем прадедушке

медали

4. Наши планы
Следующий номер журнала будет посвящен М.Ю.Лермонтову.

Литература, используемая при создании журнала
1. Ениколопов И. Грибоедов и Восток, Ереван, Айпетрат, 1954 г.
2. А.С.Грибоедов. Материалы к биографии. Сборник научных трудов. Отв. Редактор С.А.Фомичев. Ленинград, «Наука», 1989 г.
3. Интернет. Фотографии в презентациях учащихся.